Nothing and Everything

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Nothing and Everything > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — четверг, 13 декабря 2018 г.
Шагаем мы по свету дольше тысячи лет, Наш дом - весь мир, но нам нигде... panda21 12:39:12
Шагаем мы по свету дольше тысячи лет,
Наш дом - весь мир, но нам нигде пристанища нет.
Любой из нас сумеет к вам в душу страх посеять, вползая серым призраком в сны.
Хоть мы на вид невзрачны, приглядись и заметь:
На лапах и хвостах несем мы черную смерть.
Смотри на нас тревожно, ведь мы, вполне возможно, посланцы самого Сатаны!


Припев:
Мы крысы, мы крысы, идем по земле, следы, будто мысли, в песке и золе,
Мы вам бросаем вызов, ведь по сути мы есть природы длиннохвостая лесть.


Мы шествуем, беззвучно проникая в дома,
Явлением своим людей мы сводим с ума,
Приходим мы вальяжно, раскланиваясь важно, срывая крики ужаса с губ.
От страха перед нами род людской задрожал,
Но только не поможет вам ни яд, ни кинжал,
Мы вновь придем по свету и снова как монету мы пробуем искусство на зуб.


Вы смерти предаете наш крысиный народ,
Ведь мы для вас презренный и отверженный сброд,
Чтоб смерть нас не поймала, таясь во тьме подвала, мы в подземельях песни поем.
Пускай стальные зубы крошат наши тела,
Мы вам позволим верить в то, что ваша взяла,
Кто крысу в плен захватит, тот дорого заплатит, нам ночью за презрение свое!


Припев:
Мы крысы, мы крысы, идем по земле, следы, будто мысли, в песке и золе,
Мы вам бросаем вызов, ведь по сути мы есть природы длиннохвостая лесть.
Позавчера — среда, 12 декабря 2018 г.
БУКВЫ 2014 | © Killzero 19:48:39
Осень оказалась той ещё сукой...
Память — осколки...
Меня выжрали злые черви...
Фиолет на черень разменял от слабости...
Тело удушливой дурноты — острог...
Череп — прочная клетка и вечный ад...
Я проклят за всё, за всё...
Я проклят, брат...

Категории: Буквализм
БУКВЫ 2014 | © Killzero 16:27:16
Осень плачет снежными слезами
на пороге кипенной зимы.
А зима хрустальными глазами
смотрит запорошенные сны.

Не накрыло белым черень мира.
Льёт ноябрь и ливнями кипит,
бьёт набат по чёрному клавиру,
но декабрь без совести спит...

Категории: Буквализм
© Правдёж 03:31:46
"Когда, восторгом движимый моим,
Симоне замышлял свое творенье,
О если б он, в высоком устремленье,
Дал голос ей и дух чертам живым.

Я гнал бы грусть, приглядываясь к ним,
Что любо всем, того я ждал в волненье,
Хотя дарит она успокоенье
И благостна, как Божий херувим.

Беседой с ней я часто ободрен
И взором неизменно благосклонным.
Но все без слов... А на заре времен

Богов благословлял Пигмалион.
Хоть раз бы с ней блаженствовать, как он
Блаженствовал с кумиром оживленным." © - Пастернак

Категории: Поэзия, ©
понедельник, 10 декабря 2018 г.
БУКВЫ 2014 | © Killzero 20:06:25
я один
в этой вечной войне с черногривым мороком
и клыки его крошат мой череп стальными осколками
я один
по снегу ползу умирающим волком
и по мне преждевременно бьёт похоронную колокол

я один
на белом рисую кармином линию
иероглифом смерти
пылает
след
перебитого тела
и
я один
из тех кого воевать не просили
но
единственный кто без войны умирать не хотел

Категории: Буквализм
воскресенье, 9 декабря 2018 г.
[Sad but True Stories] Pt 2. Горе-творец. Mystery Di Het 23:39:05
Ту дело такое...
Я Ди Хэт и я алкоголик горе-творец. За что ни возьмусь - всё выходит через жопу. Правда, поняла я это не сразу, а только в универе. Именно там мне открылись глаза: оказывается, я творю редкостное говно! Или нет? Надо бы разобраться.

Буквально лет 5-6 назад не боялась рисовать. Очень много рисовала. В тетрадках, на планшете, просто на листочках. Да даже здесь, на Беоне, рисовала для себя оформление и аватарки (которые, кстати, чудом уцелели). Вот, кстати, за что ещё больно было от новости с удалённым дневником - тут хранились мои рисунки.
Что касаемо диджитал-арта, то тут я как великий да Винчи - я бросала работы незаконченными. У меня уже есть коллекция скринов с "недоделками" (особенно много с Хэтом). И, чёрт возьми, как же круто получалось! Будь такой шанс - могла бы завершить эти работы...
­­ ­­
Что же теперь? Благодаря моей замечательной учёбе в универе я... возненавидела рисование. Как отрезало. Я и раньше рисовала не очень, а сейчас даже боюсь подумать о том, что что-то начну рисовать.
Так вот вышло, что за года 4 моего обучения я ну очень пресытилась рисованием. Интерьеры, ненавистный 1 курсом Троицкий собор, куча непонятных скетчей, архитектурные фантазии, гравюры по нашей знаменитой дисциплине "семенцовщина", бла-бла-бла... Вот серьёзно, портреты и натюрморты мне рисовать ближе, чем архитектуру. Такой вот парадокс. Хотя мой препод тоже любит рисовать людей больше, чем здания.
За годы универа я стала годным чертёжником. А рисовальщиком - увольте.
Трудно отрицать факт того, что к рисованию я охладела. В то же время сейчас я рисую гораздо лучше, чем 8 лет назад. Но не так хорошо, как хотелось бы (возвращаемся к самому началу поста).
Хотя, не буду греха таить, я бы не прочь собраться с силами и снова рисовать для себя, как раньше. Но найдётся ли время? Найдётся ли тот задор, с которым я тогда творила? Посмотрим...

Как можно заметить по рисункам, я художник-портретист­. Была.
Теперь я фотограф-портретист­. Начиная с макро-съёмки и пейзажей на мыльницу, я постепенно искала своё течение, пока в 2012 году я не наткнулась на стримы Саши Амбалова... Человек, который вдохнул в меня желание снимать портреты. Человек, благодаря которому я делала первые шаги в фотоколористике. Да и вообще тема колористики охватила мой ум. По сей день эта тема меня интересует, я изучаю вопросы колористики и методы использования цвета в разных направлениях искусства.
Именно усилиями Амбалова и его команды появился на свет проект Amlab, который подарил шикарную возможность стать лучше, не выходя из дома. Так я узнала о таком фотографе, как Сергей Сараханов.
Портреты Сараханова можно описать в двух словах: просто и живо. Минимализм от мира портретов. Но зато какой!
Просмотрев стрим с ним и позже полистав его работы, я поняла - вот то, что мне нравится. В чём я хочу развиваться. Вот тот самый жанр, который мне ближе всего.
Дело не стоит на месте: я активно фотографирую, пробую разные образы, разные локации, разные задачи, разный свет.
6 лет я снимаю на свой полудохлый Canon 1100D и хлипкий объектив EF 50 мм f/1.8. Само собой, далеко не всё, что я снимала, мне нравится. Но, как писал Сараханов, если ты собой не доволен - значит, ты двигаешься в нужном направлении.
Но есть работы, которые невозможно хороши (опять же, на мой взгляд):
­­
­­
­­ ­­
И вот настал снова момент, что я недовольна собой. Недовольна качеством фото. Недовольна тем, что всё такое однообразное и унылое.
Руки снова опускаются, снова порываюсь бросить то, в чём появились хоть какие-то сдвиги. А всё потому, что начался дебильный творческий застой.
И так много хотелок! Новую камеру надо, новый графический планшет надо, куча объективов надо... вот бы ещё модели приходили годные - тогда бы вообще зажила!
А пока довольствуюсь тем, что имею. Развиваюсь в тех рамках, которые заданы. Но так тесны они, рамки эти...


Категории: Мысли ни о чём
пятница, 7 декабря 2018 г.
ВОРОН Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий... panda21 21:21:20
­­
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!


Nothing and Everything > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пиши про весну идиот ;з
пройди тесты:
насколько хорошо ты знаешь мультик...
И всё таки он покорил её сердце (Опрос)
читай в дневниках:
Попа ищет приключений хДДДДД
Последний день
Облом обломович

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх